«Два раза Крым не присоединишь» — Росбалт

Новости

2018-й не принес больших сюрпризов и серьезных перемен, однако наметил некоторые тенденции, которые повлияют на события ближайших лет.

Элла Панеях, доцент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге:

«В прошедшем году поддержка Путина „отвязалась“ от внешнеполитических авантюр, даже если их и удавалось преподносить как успехи. Она резко снизилась — к докрымским показателям — в момент объявления пенсионной реформы, и на прежний уровень не возвращается. К тому же люди начали чувствовать на себе экономический эффект политики последних четырех лет и все меньше склонны прощать падение уровня своего благосостояния.

Думаю, эту тенденцию пропагандистскими усилиями не переломить. Сейчас появилось мнение, что в сложившейся ситуации естественным шагом было бы, например, присоединение Белоруссии в той или иной форме. Но я не думаю, что это будет иметь эффект, хоть в какой-то степени близкий к крымскому. Хотя бы потому, что в глазах большинства россиян в Белоруссии не происходит ничего плохого — многим даже представляется, что она управляется получше России. Соответственно, „спасение своих“ изобразить не получится ни при каких обстоятельствах.

Также за прошедшие двенадцать месяцев начался бурный рост консолидации людей для решения острых вопросов на местах. В первой половине года речь шла в основном о различных локальных проблемах. Например, жители некоторых городов стали активно объединяться и выходить на улицы с требованиями закрыть мусорные полигоны рядом со своими домами. А осенью мы увидели рост рейтинга доверия к губернаторам на фоне падения доверия к федеральной власти и протестного голосования против кремлевских кандидатов. Можно сказать, что люди почувствовали солидарность на локальном уровне, и эта тенденция, я думаю, продолжится в следующем году».

Лилия Шевцова, публицист:

«2018-й стал еще одним годом исторической паузы, в которой застыл весь мир вместе с Россией. Переломным он не оказался. Мы видим продолжение кризиса либерального порядка, связанного как с усталостью США от роли мирового модератора, так и с дисфункцией Евросоюза. Ирония в том, что бросившаяся в антизападничество Россия является бенефициантом этого порядка. Но отныне западное сообщество начинает консолидироваться за счет вытеснения нашей страны на обочину мирового поля.

Америка, заявив о выходе из ДРСМД, начала демонтаж системы взаимного ядерного сдерживания, которая была подтверждением российского державного статуса. Отменяя ядерный паритет с Россией, США идут на модернизацию своего стратегического потенциала и готовятся к новой биполярности — на сей раз с Китаем. Россия же становится лидером среди неразвитых стран, использующих сотрудничество с Москвой для шантажа Запада с целью получения от него уступок.

Внутри страны начало нового президентства Путина совпало с ожиданиями его завершения. Ощущаются усталость населения от задержавшегося в Кремле лидера и растущий запрос на перемены. Мобилизационный эффект крымнашизма исчерпан. Внешняя политика перестала служить компенсацией нерешенных внутренних проблем. Пенсионная реформа подорвала поддержку власти среди ее традиционной базы. В то же время кремлевская администрация все еще способна найти технологию „распыления“ общественного недовольства и удержания контроля за ситуацией.

Придя к выводу о невозможности выйти из-под санкций, руководство страны начало формировать стратегию опоры на собственные силы. Причем речь идет о технологическом прорыве за счет внутренних ресурсов. И в этом контексте очевидны вызовы, которые будут стоять перед Россией в 2019 году: во-первых, как сохранить державную роль в ситуации, когда страна выталкивается из высшей лиги, а во-вторых, как система, ориентированная на демодернизацию и пытающаяся закрыть общество от окружающего мира, может обеспечить технологический прорыв».

Игорь Эйдман, социолог:

«Главная тенденция 2018 года — переход к финальной стадии путинизма. Каждый президентский срок Путина у власти был определенным этапом в жизни страны. Предпоследний связан с агрессией против Украины и жестким противостоянием с западными странами. Это был пик режима как экспансионистской силы. Основные ресурсы были вложены во внешнюю экспансию, и в результате страна надорвалась.

Думаю, что нынешний срок будет проходить в условиях стагнации и постепенного саморазрушения системы. Признаки этого уже видны. Нарастающее недовольство граждан отразилось на результатах соцопросов второй половины года, падении рейтинга президента и других институтов власти.

Иными словами, началась „осень патриарха“, которую можно сравнить с последними годами Сталина и Брежнева. Окружение правителя создает иллюзорную картинку благополучия, а сам он перестает понимать, что происходит в стране. Между тем, система все больше разрушается, и все попытки модернизировать ее ни к чему не приводят. Консервативная и коррумпированная бюрократия ведет страну в тупик, если не в пропасть».

Иван Курилла, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:

«Прошедший год связан для меня с утратой надежд на улучшение отношений с США в ближайшем будущем, что обусловлено в том числе закреплением курса на отказ от либерализации во внутренней политике. Развитие диалога с Вашингтоном всегда влияло на политику Кремля внутри страны — даже в советский период. Поэтому зашедшие в тупик российско-американские отношения — не очень хорошая новость не только для мирового порядка, но и для российских либералов и России в целом.

Что касается ситуации в стране, то мне представляется, что в какой-то степени возвращается атмосфера 2011 года. После президентских выборов Кремль расслабился и решил провести давно откладывавшуюся пенсионную реформу. Но население ее „не поняло“. Вдобавок проявилась усталость от политики последних лет, выразившаяся в падении популярности правительства и президента. Одновременно, как мне представляется, вновь началось общественное оживление, локализовать которое довольно трудно.

Все это напоминает ситуацию семилетней давности. Тогда многие объединялись для борьбы с пожарами, спасения затопленного Крымска, защиты Химкинского леса и т. д. Сейчас инициативы другие, но мы снова видим подъем самоорганизации на фоне снижения рейтингов власти и громких коррупционных скандалов.

Что при этом будет делать политический режим, до конца не ясно. За последние недели появились различного рода апокалиптические рассуждения — например, что Россия собирается присоединить Белоруссию или как-то по-другому обострить внешнеполитическую ситуацию. Подобные ожидания, однако, опираются не на какие-то знаки со стороны Кремля, а на память о том, как действовала власть, оказавшись в подобной ситуации несколько лет назад. Тогда ей удалось перевести общественную дискуссию с обвинений самой власти в коррупции на другие темы: сначала „появились“ традиционные ценности и иностранные агенты, потом началась конфронтация с Западом, а затем — еще и конфликт с Украиной.

Но мне кажется, что сейчас у руководства страны не так много опций в запасе. Два раза Крым не присоединишь, и совсем не гарантированно, что подобные действия будут иметь такой же эффект, как в 2014 году».

Вадим Жартун, директор консалтинговой компании Nova Team:

«Событием года в 2018-м для меня стала блокировка Телеграма — а точнее, победа Телеграма над Роскомнадзором и российской властью в его лице. Ее нельзя назвать ни масштабной, ни решающей, ни окончательной. Но маленькому островку свободы в Рунете удалось выстоять в этой схватке. Множество других событий этого года окажет на судьбу России несоизмеримо более сильное влияние, но, вместе с тем, это единственная не „моральная“, „стратегическая“ и т. п., а очевидная и осязаемая победа над путинским режимом, и ценность ее именно в этом.

Она показала пределы возможностей государства в Интернете и продемонстрировала, что ему можно успешно противостоять. Что есть области, которое государство неспособно контролировать, даже обладая колоссальными ресурсами. В каком-то смысле это символ борьбы будущего с прошлым, символ надежды, доказательство того, что систему можно победить.

До сих пор власть добивалась всего, чего хотела. Принимала непопулярные или откровенно антинародные законы, „выигрывала“ выборы, сажала оппозиционеров, разгоняла митинги, использовала военную силу и так далее. Насколько эти пирровы победы приблизили крах режима, сказать сложно, но власть каждый раз оказывалась готовой и способной заплатить за них причитающуюся цену. И вот, наконец, цена оказалась неподъемной.

Пока это все, что у нас есть. Но я надеюсь, что это событие станет точкой отсчета — первой победой в череде многих других на пути к свободной России».

Татьяна Хрулева

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий