Как табличка в Армавире напомнила о борьбе с нацизмом — Росбалт

Новости

Гарегин Нжде.

В 2020 году исполняется 75 лет Победе в Великой Отечественной войне. Несмотря на объединяющее значение этой годовщины, похоже, что не все с полным пониманием готовы присоединиться к ее празднованию. По крайней мере, на такие мысли наталкивает в очередной раз разгоревшийся спор о фигуре сотрудничавшего с вермахтом героя национально-освободительного движения Армении начала прошлого века Гарегина Тер-Арутюняна (Нжде), в ходе которого поклонники знаменитого армянского националиста предпочитают преуменьшать значение исторических свидетельств и кивать на советских политических деятелей.

Обращение к народам стран СНГ и мировой общественности в связи с 75-летием Победы в Великой Отечественной войне было подписано в середине октября на прошедшем в Ашхабаде саммите лидеров СНГ. Документ должен был продемонстрировать единство оценок среди стран постсоветского пространства той роли, которую Советский Союз сыграл в разгроме фашистской Германии, и общее понимание недопустимости попыток пересмотра истории и героизации нацизма. Позже, в ноябре, тема героизации нацизма была поднята еще выше — на уровне Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН, когда на заседании в Нью-Йорке третий комитет принял российский проект резолюции о борьбе с «героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

В нем выражена «глубокая обеспокоенность по поводу героизации в любой форме» нацистского движения, неонацизма и экс-членов организации «Ваффен СС». Речь, как следует из документа, идет о «сооружении памятников и мемориалов и проведении публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма, а также объявлении или попытках объявить членов указанной организации и тех, кто боролся против антигитлеровской коалиции, сотрудничал с нацистским движением и совершил военные преступления и преступления против человечности, участниками национально-освободительных движений, а также переименовании улиц в целях их героизации». Авторов проекта тревожат «участившиеся попытки и случаи осквернения или разрушения памятников, воздвигнутых в честь тех, кто боролся против нацизма в годы Второй мировой войны, а также незаконной эксгумации или переноса их останков».

Однако что делать с памятниками, которые уже установлены в России в честь тех, кто действительно сотрудничал с нацистами и даже участвовал в формировании военизированных частей в составе вермахта? Ответ на этот вопрос кажется однозначным депутату армавирской городской Думы от КПРФ Алексею Виноградову, который накануне замазал черной краской памятную доску Нжде, находившуюся на территории Армянской Апостольской церкви (ААЦ) в Армавире. Поступок депутата, по его мнению, направленный против оскорбления всех воевавших с немецко-фашистскими захватчиками, армянское посольство в Москве назвало «проявлением самоуправства» и «актом вандализма». Кстати, поклонение Нжде беспокоит не только россиян. Вопрос о прошлом армянского «государственного деятеля» поднимался на последнем саммите СНГ президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, который обратил внимание на то, что главы государств Содружества не раз выступали против фашистов, однако прежнее армянское руководство установило в центре Еревана памятник Нжде.

Впрочем, и новая власть в Армении не скрывает позитивного отношения к героизации Нжде. На встрече с российской прессой в Ереване премьер-министр Армении Никол Пашинян назвал его «политическим деятелем» и «героем Армении». При этом глава правительства категорически отверг идею создания специальной российско-армянской комиссии, которая бы тщательно изучила фигуру Нжде и дала ему новую оценку. «Сейчас очень много говорят, что Гарегин Нжде имел какое-то общение с Третьим рейхом, — напомнил Пашинян. — А что, Вячеслав Молотов (советский министр иностранных дел — „Росбалт“) тоже имел общение с представителями Третьего рейха. Давайте создадим совместную комиссию и изучим, что там произошло. Кто-то в России обсуждал этих деятелей, что ли? Если начинать, так давайте с Молотова начинать. Что он творил? Зачем? О чем договорился? Если хотите поставить знак равенства между теми, кто общался с нацистами, давайте. Давайте начнем с Молотова».

Интервью главы комитета Госдумы России по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонида Калашникова, в котором он назвал памятную табличку в честь Нжде в Армавире «красной тряпкой», вызвало возмущение в армянской экспертной среде, однако показало: и среди армян в России есть разные оценки ситуации. Главред российского издания «Реалист» Саркис Цатурян призвал депутата «заняться развитием отношений Армении и России, а не стравливать сознательно две страны в угоду интересам третьей силы». «Если вы действительно озабочены памятниками, то выразите протест вандалам, которые демонтировали памятную доску маршалу Жукову в Одессе», — написал в Facebook Цатурян. Доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян, в свою очередь, заявил, что главный редактор «Реалиста» попросту решил привлечь к себе внимание за счет интервью Калашникова. «Я считаю такой хайп проявлением популизма и крайней безответственности», — подчеркнул Геворг Мирзаян. По его мнению, табличка Нжде в Армавире должна быть демонтирована.

По мнению ряда экспертов, защитники Нжде «не понимают или делают вид, что не понимают того, что на самом деле речь идет о другом». Они, как правило, подчеркивают, что за четверть века до Второй мировой войны Нжде дал начало учению о национальной идентичности армянского народа и оказал сопротивление туркам. Но ведь когда говорят о необходимости демонтировать табличку в Армавире, имеют в виду то, чем Нжде занимался в 1940-е годы. В обвинительном заключении по следственному делу Тер-Арутюняна говорится: «В период Второй мировой войны установил связь с немецкими разведывательными органами с целью ведения вооруженной борьбы против частей Советской Армии. Занимался вербовкой и подготовкой людей для выполнения заданий германских разведывательных и контрразведывательных органов, входил в состав „Армянского национального совета“, созданного в Берлине».

Вместе с тем, оценка именно этого периода деятельности армянского националиста с позиций борьбы с героизацией нацизма влечет за собой серьезный риск даже в России, где Нжде имел многочисленные проблемы с правосудием — и при царе, и при советской власти. В разговоре с журналистами депутат Виноградов пожаловался на угрозы в Интернете и даже слежку. «Около городской администрации целый день стояла машина, наполненная представителями соответствующего этноса. Потом та же машина проводила меня до дома. Была попытка приближения. Не думаю, что они пытались приблизиться ко мне для того, чтобы пожать мне руку», — признался он. В связи с этим кажется уместным ожидать, чтобы российские ведомства тщательно изучили ситуацию вокруг таблички в память о Нжде в Армавире. Этот вопрос так бы и остался на уровне внутриармянской дискуссии, если бы соответствующий мемориал не установили на российской территории. И нельзя не учитывать мнение ряда российских экспертов о том, что инициаторы установки этой таблички бросили вызов всем декларациям власти о необходимости борьбы с героизацией нацизма.

Виталий Гранев

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий